• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Как сдать ЕГЭ по русскому? Интервью с Екатериной Александровной Шумских

До сдачи ЕГЭ осталось чуть больше трех месяцев, и сейчас каждый будущий выпускник начинает в усиленном режиме готовиться к экзаменам. В панике скупает пособия, обращается к репетиторам, ищет в интернете актуальную информацию о критериях оценивания работ. Но на ФДП учебный процесс хоть и становится интенсивнее, остается предельно четко организованным. Это существенно снижает уровень стресса у одиннадцатиклассников, которые сейчас проходят через крайне напряженный период их жизни. О том, как ФДП подходит к работе с учениками, за счет чего его выпускники демонстрируют стабильно хорошие результаты и как «Гарри Поттер» может помочь на ЕГЭ, мы поговорили с преподавателем русского языка ФДП НИУ ВШЭ Екатериной Александровной Шумских.

Как сдать ЕГЭ по русскому? Интервью с Екатериной Александровной Шумских

Екатерина Александровна Шумских, преподаватель русского языка ФДП НИУ ВШЭ

 

– Екатерина Александровна, доброе утро, большое спасибо, что согласились ответить на наши вопросы.

– Доброе утро.

– Какие изменения произошли с форматом ЕГЭ по русскому языку в этом году?

– Я бы не назвала их принципиальными. Изменилось количество частей в ЕГЭ – стало две, а не три – потому что сняли часть В. Не знаю, что ученики вам скажут, но, на мой взгляд, экзамен стал легче. Он, как мне кажется, рассчитан не на хорошиста, а на ученика, который, так скажем, учится на оценку между «тройкой» и «четверкой». Также сейчас сильно понизился минимальный балл. Вы, наверное, сами понимаете, почему. Удручающая статистика. 24 балла из 100 – это очень мало, согласитесь.

– Абсолютно с Вами согласна. А время на выполнение заданий осталось таким же?

– Да, и, вы знаете, времени хватает всем без исключения, даже слабым ученикам. Многие уходят с экзамена намного раньше, чем положено. У нас на ФДП, например, занятие длится два астрономических часа, и когда ребята пишут тест в 20 заданий, большая часть из них успевает справиться с таким объемом за отведенное время.

– Попадались ли Вам действительно интересные задания в вашей практике подготовки к ЕГЭ?

– Простите, но экзамен это не то, что может быть интересным. Я не скажу, что круг вопросов, который мы здесь разбираем, по-настоящему увлекает ребят, поскольку в моей группе занимаются не филологи и не журналисты – в основном те, кто собирается поступать на экономику. Но мы, преподаватели, стараемся подбирать материалы, тексты сверх егэшной программы, во-первых, чтобы ребята развивали и чувство языка, и словарный запас, что всегда в жизни пригодится, а во-вторых, поскольку, сами понимаете, обучение в Вышке обязывает…

– С какими трудностями чаще всего сталкиваются ученики при подготовке к экзамену?

– Трудности есть всегда. Чаще всего они связаны с невнимательностью учеников. Затруднение вызывает, например, написание рецензии по тексту – хотя в самом тексте этого задания содержится подсказка, а многие ее попросту не замечают. Повторюсь, потому что невнимательно читают текст задания. Также из трудных могу вам назвать задание на грамматические нормы, в ответе на которое нужно указать определенную последовательность чисел. Некоторые пишут, как попало, а потом локти кусают, когда выясняют, что они ответили, по сути, правильно, но компьютер не засчитал им это задание потому, что они расположили цифры не в той последовательности, в которой требовалось. Так что внимание и концентрация – это то, над чем мы на занятиях усиленно работаем. Эти навыки прививаемые, ребят им можно обучить. В остальном же трудностей у учеников я не наблюдаю. Ведь ЕГЭ это не олимпиада, где нужно проявить сообразительность и повышенную эрудицию, да и сюрпризов там не бывает. Это одно и то же каждый год.

Выполнение егэшных заданий требует, в первую очередь, повышенной концентрации

Особое внимание Екатерина Александровна уделяет анализу ошибок учеников «по горячим следам»

 

– А помимо этого, какой тип заданий заставляет учеников действительно поднапрячься?

– Скорее всего, тексты. Потому что тексты часто бывают неравнозначными. В одних, например, проблематика ясно прослеживается, а в других она очень туманна – и перед такими текстами ученики пасуют. Потому что уровень начитанности у всех разный, и не все могут блеснуть красивыми аргументами и примерами из глубоких произведений. Сейчас я наблюдаю такую интересную тенденцию: чаще всего ребята иллюстрируют свои эссе примерами из зарубежной литературы, а не из русской классики. Есть несколько «избранных» авторов – это Рэй Брэдбери и Джоан Роулинг, например. «Гарри Поттера» во все дыры суют, хоть и советуешь им этого не делать. 

– Как вы считаете, «Гарри Поттер» – это удачный пример для иллюстрирования аргументов?

– Понимаете, можно и сказку детскую в пример привести. Главное – как подать пример. В книгах Роулинг ведь не только палочками волшебными машут – автор раскрывает в них тему дружбы, тему долга, тему нравственности. Лично я нормально отношусь к любым примерам, если они грамотно и хорошо раскрыты, в том числе и к примерам из детской литературы. Но нынешнее поколение не знает ни Гайдара, ни Каверина, ни Экзюпери, ни Дюма – всего того, что в моем детстве читали даже последние троечники. Но время идет, все меняется – меняются и вкусы… А в целом, да, аргументация остается слабым местом, и этой проблеме мы посвящаем весь четвертый модуль. Учимся выстраивать логику эссе, анализируем, какие произведения какие темы могут проиллюстрировать.

– Как вы посоветуете справиться с предэкзаменационным волнением?

– Если ученик пришел на экзамен подготовленным, он не говорит, получив задания: «Ой, как все трудно». Нет, он начинает постепенно работать, и главное здесь – делать задания по порядку, но не сидеть над вопросом, которого не знаешь: лучше его пропустить, а потом к нему вернуться. И пока он выполняет эти рутинные тестовые задания, к моменту написания сочинения он уже успокаивается, даже если у него был невероятный мандраж. В общем-то, мне кажется, ЕГЭ не является особым стрессом для ученика, который хорошо к нему подготовился.

– Какой подход выбирают преподаватели ФДП к общению с учениками?

– Их надо уважать. Их надо любить. Конечно, всех их запомнить невозможно, и не каждый в душу западет. Но у нас хорошо потому, что, во-первых, преподавательский состав хороший, и, во-вторых, мы все следуем установке «Встань на место ученика – он прав». Нужно общаться с учеником так, чтобы он не обиделся на какую-то критику и не ушел. Еще я никогда не спрашиваю, какие у ребят оценки в школе, потому что моя задача – сделать все, чтобы каждый из них хорошо сдал ЕГЭ.

И пусть на первой паре не так много ребят, работают все с усердием

 

– И какие ученики приходят на курсы ФДП?

– Дети попадаются разные – и к каждому нужен особый подход, хотя, что называется, «особо одаренных» здесь нет. Все воспитанные, образованные. Все регулярно выполняют задания, не прогуливают. И мне кажется, их мотивирует то, что они знают – родители заплатили за эти курсы деньги, и теперь они обязаны сюда ходить. Не чтобы прохлаждаться, а чтобы оправдать свои ожидания и ожидания родителей.

Уровень подготовки, конечно, у всех разный, но ведь можно, если ты чувствуешь, что отстаешь от других, подтягиваться, стараться – и многие догоняют своих товарищей. Но это зависит исключительно от ученика и его способностей.

– То есть вы считаете, что такой, назовем его «групповым», формат подготовки к экзаменам порой эффективнее, чем подготовка в индивидуальном порядке?

– Поясню. Сейчас к ЕГЭ можно подготовиться самостоятельно, ведь есть столько справочной литературы в свободном доступе! И в школе, если учитель добросовестно выполняет свою работу, он тоже может отлично подготовить детей. Но часто этого не происходит, уж не знаю, по какой причине. А чтобы готовиться самому, нужно обладать жесткой внутренней дисциплиной. Даже здесь, в группах, не все дети настолько дисциплинированы. Почему у нас хорошо заниматься: есть учебное пособие – кстати, очень неплохое пособие, все темы в нем разбиты на определенное количество заданий, и каждый ученик знает, что он должен выполнить столько-то заданий к следующему занятию. А еще они знают, что если ты что-то не сделал, другие из-за этого пострадают, потому что преподаватель будет «торчать» над тобой и твоим несделанным заданием дольше, чем запланировал, и не все успеет разобрать. Поэтому ребята уже с первых занятий чувствуют, что если кто-то что-то не сделал и «тормозит» – другим из-за этого неудобно. И это, несомненно, дисциплинирует.

Еще я всегда их прошу помечать неясные моменты знаками вопроса, чтобы мы вместе это разобрали и в их знаниях не осталось пробелов – это тоже плюс наших занятий. И еще, например, после того, как у нас проходят контрольные, мы буквально на следующих занятиях выдаем ученикам проверенные работы и анализируем все ошибки, все недочеты. В школах же после того, как ребята пишут тестовые ЕГЭ, может столько времени пройти перед тем, как они узнают свои баллы, что они уже и забудут, что именно у них вызвало затруднения во время теста.

– Вы так долго занимаетесь с ребятами, наблюдаете за ними. Как бы вы оценили их успехи?

– Не буду говорить, что невероятный прогресс у всех, не буду врать. Мы всегда на диагностике знаний делаем задания чуть-чуть труднее, чем они будут на самом ЕГЭ. Немного их, так сказать, усиливаем. И знаете, видимо, ученикам это помогает. В основном, я обращаю внимание на их сочинения – и по ним видно, что ребята действительно растут.

Беседовала Екатерина Тарасова, студентка 3 курса факультета коммуникаций, медиа и дизайна.